papakash (papakash) wrote,
papakash
papakash

Category:

Станица Кулаковская в 1916 году

Станица Кулаковская
Воистину оправдывается старая русская пословица: «Каков поп, таков и приход», «Каков атаман, такова и станица». Надо отдать справедливость, стан. атаман у нас всегда на своем посту, во всякое время дня и ночи его можно найти в станице. Прием министерский: учительницы, приехавшие за жалованием, трепещут, но к последним он милостив, протягивает им по два, а иногда, в особенности, если в хорошем духе, то и три пальца, остальные же смертные подобной чести не удостаиваются. Станичные сторожа не смеют варить в сторожке себе на обед зайца, ибо заяц «скверно пахнет», а этого не полагается в сторожке станицы. Шить ичиги сторожам воспрещено, т. к. кожа тоже пахнет, а это не допустимо. Вздумали, было, сторожа от нечего делать (т. к. ловить зайцев для обеда и шить ичиги нельзя) играть в шашки. Сделали себе шашельницу и чем зря валяться на боку целый день стали играть в шашки. Но в какой священный ужас пришел ст. атаман, когда увидел двух сторожей мирно игравших в шашки и не подозревавших, что они своей игрой совершают тяжкое преступление! После должного внушения, было приказано: немедленно изъять из употребления и «сейсекунд» уничтожить забаву диавола и его присных. Вечерки в поселках запрещены, так как «не время теперь веселиться, когда жестокий враг попирает ногами нашу матушку землю». Ребята, видя, что невинное удовольствие и одна отрада в их трудовой будничной жизни запрещена, придумали другое: собираются куда-нибудь в избу и дуются в карты, нередко воруя из амбаров отцов хлеб и проигрывая.
В лечебном пункте нет медикаментов, т. к. ассигновано станицей на 1916 г. 150 руб., т. е. то же, что отпускали и до войны, когда можно было купить на 15 руб. более, чем сейчас на 150 руб. На просьбу стан. ф-ра отпустить 50 руб. на покупку медикаментов, стан. сбор ответил: отпуск денег на покупку медикаментов отклонить до следующего сбора. Больные на ответ ф-ра, что лекарств нет и надо купить, говорят, что «Если у нас нет медикаментов, то на кой же нам лечебный пункт?»
Нет у нас ни потребиловки, ни кредитного товарищества, но это ничего, ведь мы живем в 30 вер. от г. Нерчинска. Надо осьмушку махорки, а переплачивать лишнего пятака не охота местным купцам, ну сел и прокатился в город – там есть потребиловка, где можно всегда купить все, что угодно. Досадно, что нет у нас интеллигентных людей своих, коренных, которым не чужды были бы интересы родного населения. Правда есть у нас по всей станице (состоящей из 10 поселков) 3 учителя, да 3 школьных ф-ра, но эти немногие предпочитают служить в других станицах, где поменьше чудес и побольше света. У нас же пока еще творятся чудеса. Скоро ли они перестанут твориться, трудно сказать. Ждем маленькой перемены с выбором нового ст. атамана, т. к. срок службы внимательного атамана давно уже кончился, но он очевидно забыл об этом. Ждем перемены, но «Улита едет, когда-то будет, да и что она еще привезет с собой?» Пока же будем надеяться больше на шептунов, чем на ф-ра, т. к. у него до следующего сбора нет «декаментов». Учащим и учащимся также пока придется в надежде на светлое будущее выколачивать дробь ногами в классе, чтобы не отморозить их. В школах сравнительно не холодно, температура ниже нуля 10 град. Станица стоит в лесу, знаменита своим вывозом дров на городской рынок, а в школах этой же станицы 10 гр. ниже нуля. Правда редко случается, что дров совсем нет, но лучше бы их совсем не было, чем иметь такие, что их хоть выжми. Удивительно отношение отцов этих учеников: в город они везут дрова сухие, а в школу наоборот – самое, что ни на есть, сырое. Еще удивительнее молчание стан. атамана, который допускает подобное безобразие. Ко всему этому надо добавить еще то, что директором нар. у-щ прислано 1000 руб. на ремонт школ. Можно было бы исправить печи в школах, проконопатить стены, но деньги эти лежат в станице, и докуда будут лежать – ведомо одному только высокомудрому ст. атаману.
Велика наша станица, да порядку-то в ней нет. Показать свою власть над сторожами, подать два пальца учительнице – это мы с нашим удовольствием, но отремонтировать школу, не принимать сырых дров, подтянуть зазнавшегося ямщика, этого мы не можем, нам некогда, у нас много спешных «гумаг».
Купцы у нас… Мы ими очень довольны и премного благодарны. Сейчас у нас шкуры только трещат, а ежели обеспокоить их степенство, то они «ублаготворят» – совсем без шкуры ходить придется. Ну а в холодной школе, без «декаментов», да еще и без шкуры, извините, не совсем приятно.
Свой.

Забайкальская новь, № 2684, 23 декабря 1916 года.

Tags: 1916, Забайкальская новь, Кулаково, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments