papakash (papakash) wrote,
papakash
papakash

Category:

Не матерью, но тульскою крестьянкой...

Сколько себя помню, всегда любил стихи. Их можно было читать кому-нибудь вслух или просто бормотать себе под нос, получая ни с чем не сравнимое удовольствие. Жизнь всегда была некомфортна, но всегда можно было прочитать самому себе любимое стихотворение, и тем самым - спастись.
Бабушка, один из сыновей которой, дядя Володя, был сумасшедшим и разговаривал с инопланетянами, очень не одобряла это моё занятие. "Прекрати бормотать", - раздражённо говорила она в таких случаях, и я прекращал. Бабушка боялась, что сумасшествие перейдёт к кому-то из внуков. Но дядя Володя умер бездетным, а мы, её четверо внуков, выросли вполне обычными людьми. Думаю, она была бы рада узнать об этом.
Увлечение моё с годами не исчезло. Я заметил, что часто в последнее время вспоминаю стихотворение Владислава Фелициановича Ходасевича "Не матерью, но тульскою крестьянкой..." Скорее всего, это дань памяти моей любимой бабушке.


Не матерью, но тульскою крестьянкой
Еленой Кузиной я выкормлен. Она
Свивальники мне грела над лежанкой,
Крестила на ночь от дурного сна.

Она не знала сказок и не пела,
Зато всегда хранила для меня
В заветном сундуке, обитом жестью белой
То пряник вяземский, то мятного коня.

Она меня молитвам не учила,
Но отдала мне безраздельно все:
И материнство горькое свое,
И просто все, что дорого ей было.

Лишь раз, когда упал я из окна,
Но встал живой (как помню этот день я!),
Грошовую свечу за чудное спасенье
У Иверской поставила она.

И вот, Россия, 'громкая держава',
Ее сосцы губами теребя,
Я высосал мучительное право
Тебя любить и проклинать тебя.

В том честном подвиге, в том счастье песнопений,
Которому служу я в каждый миг,
Учитель мой - твой чудотворный гений,
И поприще - волшебный твой язык.

И пред твоими слабыми сынами
Еще порой гордиться я могу,
Что сей язык, завещанный веками,
Любовней и ревнивей берегу...

Года бегут. Грядущего не надо,
Минувшее в душе пережжено,
Но тайная жива еще отрада,
Что есть и мне прибежище одно:

Там, где, на сердце, съеденном червями,
Любовь ко мне нетленно затая,
Спит рядом с царскими, ходынскими гостями
Елена Кузина, кормилица моя.
Tags: мои любимые стихи, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments